Лауренсия
12 октября 2019 13:00

Абонементы

Спектакль входит в абонемент:

В театр всей семьёй

 

балет в 2-х актах
музыка Александра Абрамовича Крейна

1 час 50 минут
один антракт
для зрителей старше 12 лет
исполнители
Лауренсия — Екатерина Борченко
Фрондосо — Эрнест Латыпов

Дирижёр — Валентин Богданов
Постановщики

Сценическая версия по мотивам драмы Лопе де Вега "Овечий источник"
Музыкальная редакция Михайловского театра
Хореография Вахтанга Чабукиани в редакции Михаила Мессерера
Сценография и костюмы: Вадим Рындин

Балетмейстер-постановщик: Михаил Мессерер
Художники воссоздания: Олег Молчанов (сценография), Вячеслав Окунев (костюмы)
Художник по свету: Михаил Меклер
Музыкальный руководитель постановки: Валерий Овсяников
Педагоги-репетиторы: Татьяна Легат, Евгений Попов, Евгения Костылева, Эльвира Хабибуллина, Анна Разенко, Наталия Цыплакова

Декорации и костюмы изготовлены театрально‑творческими мастерскими ООО «Возрождение»

Премьера в Михайловском театре: 5 июня 2010

«Лауренсия» относится к особому пласту отечественной хореографии, так называемому «сталинскому классицизму». Это роскошный, эффектный, «театральный» в самом возвышенном смысле этого слова спектакль. Эмоциональный накал и стремительность действия, напоминающего отпущенную стальную пружину, переданы ярким танцевальным языком, где классические па сплавлены с огненными испанскими ритмами. Виртуозные соло и дуэты, гармоничные ансамбли, захватывающие массовые сцены — в этой бурлящей танцевальной стихии разворачивается драматическая история, где радость разделенной любви грубо разрушена насилием, ответом на которое стал взрыв народного гнева. В основе сюжета — пьеса испанского драматурга Лопе де Вега «Овечий источник».

Акт первый

Картина первая
В испанской деревушке Фуэнте Овехуна царит весёлое оживление. Все ждут возвращения Командора. Так как поход был удачным, надеются, что Командор против обыкновения будет добр, милостив.
Весёлые шутки летят в адрес Лауренсии и влюблённого в неё Фрондосо. Да и сама Лауренсия не прочь подразнить своего пылкого поклонника. Приходит скрипач Менго. Паскуала, подруга Лауренсии, просит его поиграть и вовлекает молодёжь в танцы. Доносятся суровые звуки военной музыки, и появляется Командор. Народ сдержанно приветствует его, но он даже не замечает приветствий. Его внимание привлекает красавица Лауренсия. Приказав всем разойтись, Командор оставляет только Лауренсию. С ней остается и Паскуала.
На все домогания Командора Лауренсия отвечает отказом, чем возбуждает его гнев. Раздосадованный Командор приказывает солдатам привести Лауренсию и Паскуалу к нему в замок. Но девушкам удаётся убежать.

Картина вторая
В уединённом месте у лесного ручья Фрондосо открывает Лауренсии свои чувства. Однако своенравная девушка отвечает ему уклончиво. Слышны звуки охотничьего рога. Это Командор охотится в лесу. Вдруг он появляется перед Лауренсией, хочет поцеловать её. Фрондосо бесстрашно бросается на Командора и избавляет Лауренсию от ненавистного кавалера. Командор клянётся отомстить обоим.
К ручью приходит группа девушек стирать бельё. Они не столько заняты стиркой, сколько болтовнёй, тем более что приходит и Менго, с которым всегда весело. Вбегает Хасинта. За нею гонятся солдаты. Менго заступается за Хасинту, но солдаты сбивают его с ног. Вернувшийся Командор отдаёт попросившую у него защиты Хасинту солдатам.
Лауренсия, убедившись в постоянстве, отваге и преданности Фрондосо, даёт согласие стать его женой.

Акт второй

Картина третья
Вся деревня весело празднует свадьбу Лауренсии и Фрондосо. Пляски следуют друг за другом. Веселье обрывается, когда появляется мрачная фигура Командора. Он пришёл отомстить за непокорность и приказывает отвести Фрондосо в тюрьму, а Лауренсию — к нему в замок.
Ужас и негодование охватывают народ.

Картина четвёртая
Ночью мужчины собираются в лесу на сходку. Они понимают, что нужно бороться с тираном, но страх и нерешительность заставляют их лишь сжимать кулаки, произносить проклятья, но не действовать. Истерзанная, в рваном платье, но полная воли и праведного гнева, шатаясь, входит Лауренсия. Она стыдит мужчин за бездействие, зовёт их к борьбе, восстанию. Её пламенный призыв зажигает сердца отвагой. Все женщины селенья поддерживают Лауренсию.

Картина пятая
Вооружившись ножами, косами, палками, народ грозной лавиной идёт на штурм замка.
Освободив из заточения Фрондосо, народ клянётся поквитаться с Командором. Тот пытается бежать, а пойманный крестьянками, предлагает им золото, если они его отпустят. Но получает возмущённый отказ.
Водружённый на шест шлем убитого тирана символизирует победу жителей Фуэнте Овехуна.
Татьяна Кузнецова, «Коммерсантъ»

В результате реконструкции труппа получила целую россыпь роскошных чабукианиевских классических и характерных танцев. Зрителям досталось динамичное зажигательное зрелище, оформленное с красочной реалистичностью 1930-х...

Debra Craine, The Times

star.gif star.gif star.gif star.gif

...the finale is fantastic, with peasants armed with clubs, sticks, burning torches and righteous indignation taking on the might of the military. We may not relate to its revolutionary message as much as Soviet audiences did, but its colourful melodrama and resounding vanquish of evil get the blood boiling.

Ольга Федорченко, «Ъ-СПб»

Господин Мессерер сделал замечательный ход, объединивший две «Лауренсии» — историческую и современную. Под музыку пламенной, зажигающей увертюры на театральный занавес проецируется афиша премьерного спектакля, а затем демонстрируются кинокадры, запечатлевшие Вахтанга Чабукиани в партии Фрондосо, вызвавшие бурные аплодисменты: очень тактичное и уважительное приношение хореографическому отцу «Лауренсии», подтверждающее его неоспоримое первенство.

Clement Crisp, Financial Times

star.gif star.gif star.gif star.gif

Messerer has refreshed the traditional Bolshoi version in a reading that captures the political urgencies of the original and offers a convincing portrait of the choreography. The production is lively, the design decently Hispanic, the score by Alexander Krein be-castanetted and wallpaper-ish, and the Mikhailovsky dancers’ performances eager.

Анна Галайда, «Эксперт»

Михайловский театр вернул в репертуар «Лауренсию», два года назад поставленную Михаилом Мессерером в память о легендарном советском спектакле и его создателе Вахтанге Чабукиани. Сокращенная версия грандиозной героической фрески эффектно выглядела в репертуаре: балет не сохранился ни в одном театре страны. Между тем он идеально соответствует вкусам публики — в нем есть сюжет, позаимствованный из пьесы Лопе де Вега, заданная ею драматургия, всегда беспроигрышная балетная Испания со стилизованными национальными плясками, россыпь эффектных танцевальных классических номеров, ярчайшие характеры. Все это позволяло труппе, которой сложно соревноваться с классическими гигантами на территории хрестоматийных балетов, показать себя в самом выгодном ракурсе.

David Dougill, Sunday Times

...a feast of dancing... bravura athleticism with exemplary classical style... theatrically unforgettable — wonderfully uplifting.

Анна Гордеева, «Время новостей»

Михаилу Мессереру....невозможно было не взяться за воскрешение знаменитого спектакля. Что-то он сократил (балет стал двухактным), многое сочинил сам «в духе». И получилось совершенно замечательно.

Judith Mackrell, The Guardian

star.gif star.gif star.gif star.gif

…for the Mikhailovsky company, Mikhail Messerer has revisited Chabukiani's Laurencia, first created for the Kirov in 1939. ...in an inspired move he’s added a transitional scene, the storming of the castle, using projected film. Most fascinating, though, is the scene in which the ballet gears into revolutionary mode, as Laurencia incites the village to revolt. The images are jerky and blurred, as if we were watching an old Soviet newsreel; this adds a brilliant period dimension to the work.

Jeffery Taylor, Sunday Express

star.gif star.gif star.gif star.gif star.gif

Messerer takes the huge, heroic spread of movement embodied in every bone of Chabukiani’s body creating the Soviet style, and filters the exuberance through an exquisitely classical language of dance. I’m sure the Soviet Red Army would have welcomed Messerer’s logistical skills.

Лейла Гучмазова, «Итоги»

...новая «Лауренсия» по мотивам старой оказалась красавицей.

Laura Thompson, The Telegraph

star.gif star.gif star.gif star.gif

Above all, Laurencia reveals the strength of the Mikhailovsky as a company. The staging is shapely and intelligent... Laurencia is a total winner...

Светлана Наборщикова, «Известия»

Спектакль... Михайловского... впечатляет продуманностью целого и вниманием к деталям. ...В психологической разработке этого сюжета Мессерер оказался тщательнее Чабукиани. Изъял, например, из бравурного «Танца шести» крестьянку Хасинту, посчитав, что девушке, подвергшейся насилию, не до свадебных плясок. А также лишил Фрондосо возможности сразиться с Командором на дуэли, решив, что при таком раскладе привычный к шпаге дворянин легко одолел бы крестьянина. Кроме того, с исторической «Лауренсией», воспевающей революционный экстремизм, Мессерер ведет постоянный диалог. На занавес проецирует кадры старого балета — ликующий народ с неистовым Фрондосо-Чабукиани во главе врывается в замок. А затем, уже в реальном времени, дает страшную сцену убийства Командора: озверевшая толпа сжимает несчастного в безжалостное кольцо. Так в изначально прямолинейном драмбалете появляется жутковатое двойное дно.

Judith Flanders, The Arts Desk

Within this story, two separate historical narratives unfold, one dance, one political, both fascinating. The political one is more obvious — the ballet was created as the Nazis threatened in 1939, and the people rising up, only 20 years after they did so in actuality in Russia, makes for fine stirring drama. (This production also uses historical bits of film during the overture and scene drop to good effect.)

Дмитрий Циликин, «Деловой Петербург»

Премьера «Лауренсии» в Михайловском театре подтвердила, что назначение Михаила Мессерера главным балетмейстером — лучшее кадровое решение за те 3 года, что театр возглавляет Владимир Кехман. Мессерер — не просто балетный педагог с мировым именем. Он имеет собственную систему эстетических взглядов и волю, талант, профессионализм их реализовывать.
... Мессерер, использовав сохранившиеся фрагменты текста, сочинил собственный спектакль, который убедил: многократно проклятый жанр советского драмбалета на самом деле жизнеспособен.

Инна Скляревская, «Фонтанка.ру»

...Еще хороши драматичные массовые сцены — тут появляется вполне современный «драйв». Речь конкретно о двух общих танцах: начале восстания, зажженного Лауренсией, и — особенно — о финальной агрессивно-героической коде — танце, прямо бежаровском по своей энергии.

06.09.2010

Михаил Мессерер: «Старое придает ощущение стабильности»

Читать далее